Молитва должна быть безответной, в противном случае она становится деловыми переговорами. (Современная народная мудрость). 

Идея создания храма-памятника погибшим в Отечественной войне 1812 года зародилась в странном обществе, целью своей провозгласившим укрепление в России патриотического чувства при помощи русского языка и словесности. "Беседа любителей русского слова", членами которой были Гавриил Державин, Дмитрий Писарев, Иван Крылов, а председателем и учредителем адмирал Александр Шишков, «имела более вид казенного места, чем ученого сословия, и даже в распределении мест держались более табели о рангах, чем о талантах". Ознаменовать победу над наполеоновской Францией всенародным строительством храма во имя Христа Спасителя член общества, генерал Петр Андреевич Кикин, предложил еще… в декабре 1812 года. Идею обратили в концептуальное письмо, которое Александр Семенович Шишков, государственный секретарь при Александре I , передал императору 17 декабря.

Российский государь дал добро. 25 декабря 1812 года, после изгнания французов за пределы России, Александр I опубликовал Манифест, в котором дал обет воздвигнуть в Москве церковь во имя Спасителя Христа. Работа закипела. О ее глобальности и значимости говорит уже то, что в объявленном конкурсе на проект храма приняли участие выдающиеся архитекторы: Джакомо Кваренги, Осип Бове, Доминико Жилярди… А победил мало кому известный молодой (всего 25 лет!) художник Александр Витберг. И - совпадение или закономерность? - он тоже был вхож в «Беседу».

"Храм во имя Христа Спасителя! Идея новая. Доселе христианство воздвигало свои храмы во имя какого-либо праздника, какого-нибудь святого; но тут явилась мысль всеобъемлющая... Я понимал, - писал Витберг, - что этот храм должен быть величествен и колоссален, перевесить наконец славу храма Петра в Риме. Надлежало, чтоб каждый камень его и все вместе были говорящими идеями религии Христа, чтоб это была не груда камней, искусным образом расположенная; не храм вообще, но христианская фраза, текст христианский".Замысел Витберга был настолько гениален, что граничил с безумием. Лучшее описание проекта дал Герцен:

"Нижний храм, иссеченный в горе, имел форму параллелограмма, гроба, тела; его наружность представляла тяжелый портал, поддерживаемый почти египетскими колоннами; он пропадал в горе, в дикой необработанной природе. Дневной свет скудно падал в него из второго храма, проходя сквозь прозрачный образ Рождества. В этой крипте должны были покоиться все герои, павшие в 1812 году, вечная панихида должна была служиться о убиенных на поле битвы, по стенам должны были быть иссечены имена всех их, от полководцев до рядовых. На этом гробе, на этом кладбище разбрасывается во все стороны равноконечный греческий крест второго храма - храма распростертых рук, жизни, страданий, труда. Колоннада, ведущая к нему, была украшена статуями ветхозаветных лиц. При входе стояли пророки. Они стояли вне храма, указывая путь, по которому им идти не пришлось. Внутри этого храма были вся евангельская история и история апостольских деяний. Над ним, венчая его, оканчивая и заключая, был третий храм в виде ротонды. Этот храм, ярко освещенный, был храм духа, невозмущаемого покоя, вечности, выражавшейся кольцеобразным его планом. Тут не было ни образов, ни изваяний, только снаружи он был окружен венком архангелов и накрыт колоссальным куполом».


Проект Храма на Воробьевых горах А. Витберга.

«Вы отгадали мое желание, удовлетворили мысли об этом храме. Я желал, чтобы он был не одной кучей камней, как обыкновенное здание, но был одушевлен какой-либо религиозной идеею; но я никак не ожидал получить какое-либо удовлетворение, не ждал, чтобы кто-либо был одушевлен ею, и потому скрывал свое желание. И вот я рассматривал до двадцати проектов, в числе которых есть весьма хорошие, но все вещи самые обыкновенные. Вы же заставили говорить камни» - таков был императорский вердикт.

…Гениальность замысла погубила создателя, никому другому не решился император поручить строительство Храма. А дальше случилось то, что случилось…

12 октября 1817 года произошла торжественная закладка храма на Воробьевых горах. По замыслу зодчего, храм должен был возвышаться над городом и как бы парить над Москвой. Он брал на себя функции второго центра столицы после Кремля. Нужный для строительства камень решили везти из деревни Григово Верейского уезда и подмосковного села Васильевского. Доставку хотели осуществлять на баржах по Москве-реке, для чего построили плотину, чтобы поднять уровень воды. Во время работ мраморную жилу Васильевского разрушили, поля вокруг засорили камнями, затруднив земледелие, и владелец села Яковлев (отец Герцена, к слову) подал на Витберга в суд. Беда не приходит одна: по пути в Москву баржи затонули… В 1826 г., после длительной и бесплодной борьбы с чиновниками, Витберга обвинили в завышении сметных расходов. Покровитель Витберга, Александр I к тому времени скончался и защитить гениального архитектора, художника, но отнюдь не «крепкого хозяйственника» было некому. Жажда наживы людей, окружавших Витберга, его погубила. Начался долгий судебный процесс, где подлинные виновники ушли от ответственности, а Витберг оказался чуть ли не единственным виновником и в 1835 году, уже при Николае I , он был сослан в Вятку.

Спас Витберга другой храм. По его проекту в Вятке был построен удивительной красоты Александро-Невский собор, в основу которого был положен мотив одного из вариантов храма Христа Спасителя на Воробьевых горах. Деньги собирали все жители Вятки, а строили собор 25 лет. "Такой церкви еще нет - вкус византийский, а формы новые" - так отзывался о проекте Александровского собора в Вятке министр императорского двора. Говорят, что Николай I, увидев проект Александро-Невского храма, был поражен красотой и изяществом форм собора, спросив при этом: "Это тот самый Витберг?". И своим высочайшим указом реабилитировал Витберга, прервал его вятскую ссылку и разрешил архитектору поселиться в любом городе России.


Александро-Невский собор в Вятке. Начало XX века.

Комиссия, созданная Николаем I , обследовав место строительства, пришла к выводу, что почва на Воробьевых горах слишком непрочная и может не выдержать давления огромного сооружения. Строительство гениального храма было отменено.

Новый проект принадлежал архитектору Константину Тону, Николай I одобрил его 10 апреля 1832 года. Проект не гениальный, не захватывающий дух, но добротный… "Тон весьма хорошо уразумел, что в наше время не выдумывают новых языков, но совершенствуют и обогащают существующие наречия", - отзывался один из современников. Константин Тон строит много, прочно, тщательно и экономно: неоднократно получал он премии за "сбережение издержек". «Он был не гений, но и не заурядный зодчий» - лучше не скажешь. И он был востребованный, надежный – государю не стоило беспокоиться и ожидать от него чего-то экстраординарного, Тон хорошо чувствовал настроение и с легкостью вписывался в любые рамки. "Николай I велел сделать новый план храма в старинном русском стиле, - говорится в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона. - В таком именно духе и был выработан новый проект».


Разборка храма Христа Спасителя.

Император лично выбрал место для сооружения храма Христа Спасителя из трех вариантов, представленных ему архитектором. Храм мог находиться за Воспитательным домом, где церковь Никиты Мученика на Кресте над Москвой-рекой, на Тверской улице на месте Страстного монастыря (сегодня Пушкинская площадь) и у Большого Каменного моста недалеко от Кремля, между Москвой-рекой и Волхонкой, на месте Алексеевского монастыря. Император выбрал последнее и в 1837 году учредил особую Комиссию по построению нового Храма. Монастырь был переведен в Сокольники.

10 сентября 1839 года состоялась вторая попытка торжественно заложить Храм – на этот раз удачная. Храм создавали талантливейшие люди того времени. Фасад оформляли такие скульпторы, как барон Клодт, Рамазанов, Логановский. Расписывали его художники Российской Академии Художеств, Суриков, барон Нефф, Кошелев, Семирадский. Модели четырех главных и восьми побочных входных дверей храма, с орнаментами и колоссальными круглыми фигурами и бюстами различных святых, создавал граф Федор Толстой. Проект под руководством генерал-губернатора Москвы, князя Голицына осуществлялся больше сорока лет. Наконец, в 1881 году закончилось даже обустройство набережной и площади перед храмом.

Освящение решено было приурочить к коронации Александра II, однако бомба народовольца оборвала государеву жизнь. Вторую дату освящения назначили на день коронации Александра III в 1883 году. Правление императора-миротворца продлилось 13 лет. Александр III скончался 20 октября 1894 года. В этом же году была объявлена всенародная подписка на памятник ему в Москве. Было собрано почти два с половиной миллиона рублей - сумма по тем временам колоссальная. 30 мая 1912 года на площадке около храма памятник Александру III был открыт.


Открытие памятника Александру III.

Памятник простоял всего лишь шесть лет, в 1918–м он был уничтожен большевиками, а на существующем постаменте планировалось установить памятник "Освобожденному труду".

5 декабря 1931 года начался снос Храма Христа Спасителя. Заменить его должен был Дворец Советов – огромное здание, увенчанное Лениным, в высотах которого (во дворце должно было быть более 500 метров) скрывалось бы все, что только может потребоваться человеку.


Снос Храма, 1930-е гг.

Конкурс на проект Дворца был объявлен в 1931 году. Он проходил в несколько этапов. Всего было представлено 160 проектов, включая 12 заказных и 24 внеконкурсных, а также 112 проектных предложений. Предлагали свои услуги и иностранные архитекторы – всемирно известные Ле Корбюзье, Гропиус, Мендельсон. Высшие премии были присуждены Жолтовскому, Иофану и американскому архитектору Гамильтону. В дальнейшем Совет Строителей Дворца Советов (в который одно время входил и Сталин) принял за основу проект Иофана.

Был вырыт глубокий котлован, из которого полностью вынули фундаменты храма Христа Спасителя. К 1941 году кольцо гигантских фундаментных блоков под основные стойки главного зала уже забетонировали. Но… началась война. Проект с 75-метровой статуей, в пьедестале которой был бы актовый зал на 20 тысяч мест, так и не реализовался. Причин множество: и грунт не тот, и актуальность строительства утеряна. Основная же – послевоенная разруха, страну надо возводить заново. Поэтому, когда был заложен бассейн Москва, все вздохнули с облегчением.


Бассейн «Москва».

Недаром говорят, что история развивается по спирали. В начале девяностых годов храм решили восстановить. В материалах для воссоздания, как ни странно, потребности не испытывали. Много подлинных фрагментов было найдено в подвалах старого здания Московского университета – там во время разрушения их спрятали сотрудники университета. С восстановлением внешнего вида и внутреннего убранства помогли архивные данные НКВД. Оказывается, перед уничтожением храма, были сделаны фотографии и обмеры изнутри и снаружи буквально через каждые пять шагов. Что-то приносили и люди из личных коллекций.

Восстановление начинал реставратор Алексей Денисов. Именно он представил проект, одобренный московскими властями. И строительство началось. В первые не то что дни, а годы, никто не верил, что Храм действительно может быть восстановлен – ведь этот проект требовал колоссальных усилий и преданности делу. Но, вопреки всему, храм восставал из пепла. Постепенно, размеренно… Шесть лет кропотливой работы. А затем, когда стало понятно, что народная святыня будет жить, руку к ней вновь решили приложить «до славы охочие и к государственной службе прилежные». Окончанием работ заведовал другой архитектор – Зураб Церетели. А имя Алексея Денисова вы найдете в Интернете только в связи с письмом людей, которые пытались противиться происходящему беспределу.

«Денисов как высокопрофессиональный специалист, - писали авторы, - хорошо знающий русскую архитектуру, приложивший массу сил и энергии к подлинному возрождению храма, хорошо понимающий, какие большие средства вложены именно в эту идею - подлинного воссоздания храма-памятника, не мог примириться с тем, как решила Академия художеств, возглавляемая З.К. Церетели, выполнить наружную отделку стен храма. За всю историю русского церковного зодчества нельзя найти хотя бы один пример, когда металл, скульптурные изделия из бронзы использовались бы в наружной отделке церквей, храмов, соборов. Только резные белокаменные или, как в случае с храмом Христа Спасителя, беломраморные детали украшали их стены.


Внутренние интерьеры Храма.

Естественно, как автор проекта воссоздания, Денисов не смог принять такую трактовку внешней отделки, искажающей внешний облик не просто выдающегося памятника в честь победы России над Наполеоном, но еще и Кафедрального храма Московской епархии, по своей сути - Главного храма Отечества»...


Храм Христа Спасителя, 1997 год.

Денисова убрали. Храм восстановили без него. Почти таким, как был. Почти. Где-то не на том месте поставлена статуя. Где-то роспись перемещена с одного места на другое. Где-то – реальный факт – в лицах второстепенных персонажей на стенах угадываются художники, расписывавшие стены. Только смысл стал бессмыслицей. Если Тон задумывал убранство Храма как летопись Отечественной войны в сюжетах Евангелия – и летопись удалась, то малейшая перестановка предметов все изменила. Старый Храм читали, как книгу – и в этом было его главное значение – теперь же, даже при самом большом желании – можно прочесть лишь бесцельное нагромождение рисунков, именно рисунков.

И еще одно. Мрачные мраморные таблички с выдавленными кровавым цветом именами героев, погибших за годы войны с Францией… В наше время к ним добавилась еще одна – совсем рядом. Люди решили приобщиться к героизму. Табличка с именами восстанавливавших Храм. Оформленная точно также...


* - Подборка фотографий к тексту осуществлена Артемом Задикяном. Фотографии Александро-Невского собора взят с сайта г. Вятки, рисунок проекта храма А. Витберга - с сайта «Храм Христа Спасителя на Воробьевых горах».


ИСТОЧНИК: Москва, которой нет



Назад


23.01.2017 Строительство колокольни Богоявленского собора Костромского Кремля:добрались до отметки «6700».
Строительство колокольни Богоявленского собора Костромского Кремля идет бурными темпами. До окончания возведения первого яруса остаются считанные недели. Бригады работают на площадке без выходных. Весной им предстоит выйти на уровень 32 метра. И это будет половина спроектированной звонницы, которая по окончании работ станет самой высокой на Волге.  
Подробнее...
13.12.2016 Проклятие Храма Христа Спасителя .

Проклятие Храма Христа Спасителя – это легенда о том, что место, на котором построен нынешний Храм Христа Спасителя – проклято. Автор текста - Валерий Рублёв.

 
Подробнее...
07.12.2016 Визит Полномочного представителя Президента РФ в ЦФО Александра Дмитриевича Беглова в Кострому.
5 декабря 2016 года Полномочный представитель Президента РФ в Центральном федеральном округе Александр Дмитриевич Беглов в рамках своего визита посетил стройплощадку Костромского кремля и Богоявленский кафедральный собор. Визит Полномочного представителя Президента РФ в ЦФО Александра Дмитриевича Беглова состоялся в рамках его рабочей поездки по Костромскому региону. В сюжете телеканала Русь - интервью главного архитектора проекта А.М. Денисова. 
Подробнее...